203 оценок 5 рейтинг, 203 оценок

Г.х андерсен сказка пятеро из одного стручка

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

Женщина пpосит в магазине высокий шкаф. Ее спpашивают: - У вас что, потолки высокие? - Hет, сосед.

Афоризмы

У спешащей жить женщины, конфетно-цветочный период заканчивается на первом свидании.

В этой истории много невероятного и просто несусветного, но именно поэтому я и решился её рассказать. В ней нет ни единой враки. Дочитав до конца, вы это поймете. А пока прошу верить на слово – эта история интересна прежде всего тем, что была она на самом деле. Однажды чудной летней ночью я был арестован полицией города Токио. Взяли меня по-японски красиво и тихо. Я подъезжал на велике к перекрестку трех узких безлюдных улочек, сходившихся под равными углами в одну точку. Вот в этой точке я и ударил по тормозам, обнаружив, что попал в эпицентр крупной операции: со всех трех улочек на меня синхронно катили трое полицейских, тоже на великах. Фокус был безошибочный: до самого перекрестка по законам оптики я не мог видеть, что происходит на обеих улицах, расходящихся впереди меня рогаткой, а полицейский сзади ехал бесшумно. Кольцо окружения сомкнулось вокруг меня за считанные секунды; я успел охренеть, но не успел опомниться. Как выяснилось вскоре, полиция не собиралась заставлять меня дышать в трубочку или вешать на меня какие-нибудь чудовищные преступления. Работников правопорядка волновал только один вопрос – а не приз#ил ли я часом этот велосипед. Один из полицейских чиркнул лазерной фигнюшкой по наклейке на раме моего стального коня и поинтересовался, кто собственно является владельцем велосипеда. «Мистер Като!» - назвал я фамилию приятеля, любезно одолжившего мне этот велосипед на всю неделю пребывания в Токио. «Отнюдь!» - сообщил мне полицейский, связавшись с центральной базой банных – «Мистер Като вовсе не является владельцем этого велосипеда!». Визитка приятеля с его сотовым телефоном и мой паспорт остались в г.х андерсен сказка пятеро из одного стручка номере отеля на такой дистанции от места задержания, что мне откровенно не поверили: с собой у меня не было вообще ничего. В результате я совершил принудительную, но очень познавательную экскурсию. Местный полицейский участок был стеклянной будкой размером с киоск Союзпечати, разделенный пополам между следователем и подозреваемым. Центральный участок округа Гинза тоже оказался стекляшкой, но уже размером с небольшой супермаркет. Десятки столов внутри него были расставлены ровными рядами, как школьные парты. Поразило то, что на каждом из них в шахматном порядке были разложены цветастые плюшевые игрушки. Они были только двух типов – кажется, зеленый крокодильчик и голубой бегемотик, точно уже не помню. Казенная, но трогательная попытка создать дружественный образ полиции у населения. Вообразите себе нашего опера за своим столом возле голубого бегемотика! Можно смеяться над японской чудаковатостью, но вот если бы у нас в России отделения РОВД были такими вот стекляшками, мне лично жилось бы спокойнее. Небось остремалась была родная милиция орать на подозреваемых и лупасить их по почкам в таком вот аквариуме, выставленном на всеобщее обозрение. Мой допрос занял более часа. В голове упорно вертелась дурацкая фраза из российской уголовной хроники: «опытный глаз следователя сразу распознал закоренелого преступника в 63-летнем профессоре консерватории». Я лет на двадцать моложе, но ситуация была похожая. В течение всего допроса я упорно пытался направить мысль полиции в конструктивное русло, а именно заехать в мой отель и позвонить моему приятелю, чтобы он назвал подлинного владельца велосипеда. Это элементарное предложение наткнулось на стену непонимания. Даже в романтические годы юности я так долго никого не уговаривал. Сначала я думал, что им просто лень тащиться в другой конец города. Но когда они наконец согласились, я понял, что затык был в другом – для моего сопровождения требовалась по-настоящему мощная команда полицейских. То ли они переоценили мои таланты рукопашного боя, то ли предыдущие встречи с нашими соотечественниками оставили у них неизгладимые впечатления, но со мной были откомандированы четверо (!) полицейских. Похоже, они бы добавили еще, но больше в легковую машину не помещалось. Недостаток места был компенсирован качеством кадров. Может, в России они и показались бы обычными крепкими мужиками, но для Японии у них были габариты дюжих санитаров из психбольницы, работающих на выезде. Я получил великолепную бесплатную экскурсию по ночному Токио. Когда мы парковались возле отеля, я предложил сопровождающим не порочить его репутацию толпой полицейских в форме, а пройти в комнату в сопровождении только одного из них. Это предложение было отклонено – мы пошли впятером. Но когда я увидел, что они и в мою компактную комнату собираются войти все вместе, до меня дошло, что там они просто не поместятся, во всяком случае стоя. Я понял, что не хочу в этом участвовать. Но моё предложение одному зайти со мной, а троим подождать снаружи – тоже было отвергнуто. Очевидно, не исключался вариант, что я запру дверь изнутри, задушу сопровождающего подушкой и утеку через окошко пятого этажа. Они зашли все, отчего комната стала похожа на переполненный автобус. Я быстро нашел визитку Като, старший полицейский поставил свой телефон на громкую связь, чтобы вся команда была в курсе, и позвонил. Трубку подняла подружка мистера Като. Я видел их вместе накануне вечером и по-хорошему позавидовал обоим. Несмотря на позднее время, было непохоже, что мы ее разбудили. Девушка была полна жизни и положительных эмоций. Почему-то хихикая, она пролепетала, что мистер Като где-то совсем, совсем рядом, она его сейчас поищет вокруг себя, и он обязательно перезвонит. В разгаре этих объяснений девушка неожиданно издала тихий стон, смущенно ойкнула и бросила трубку. Все пятеро мужиков в моей комнате срочно построили каменные лица – японским полицейским по стенам сползать не положено, а мне одному хохотать было неловко. Мы остались стоять впятером между кроватью и телевизором, как кони в стойле. Пауза затягивалась. На правах гостеприимного хозяина я предложил гостям сесть. Трое младших полицейских скептически посмотрели на старшего. К моему удивлению, вместо того чтобы в очередной раз отвергнуть мое предложение, он окинул взором помещение, оценил ситуацию, ухмыльнулся и с удовольствием развалился в комфортабельном кресле. Единственном на всю комнату. За неимением другой мебели, его подчиненным пришлось сесть со мной на кровать. Впрочем, они не растерялись – как-то само собой вышло, что они оказались на кровати по обе стороны от меня. Знаете, никогда в жизни мне не приходилось сидеть на собственной кровати плечом к плечу с тремя японскими полицейскими. Минуты шли, звонка не было. Поддерживать светский разговор в этой ситуации не хотелось, а молча сидеть было тупо. Чтобы разрядить ситуацию, я попросил у старшего разрешения врубить фильм на моем ноутбуке. Он настолько офигел, что снова согласился. Наскоро прикинув вкусы гостей, я выбрал фильм, который давно хотел посмотреть, но откладывал до пересадки в Инчоне – это был «Питер-FM». Сначала я вежливо обеспечивал полный перевод, но очень скоро понял, что перевод почти не нужен. Японцы жуткие эстеты, а тут на экране был самый красивый город на планете, самые лучшие в мире девушки, обалденная музыка и романтическое настроение – всё, что нужно для полного японского счастья. Бросая изредка взгляды на реакцию соседей по койке, я с изумлением наблюдал, как бдительные лица вокруг меня за считанные минуты превращаются в человеческие. Питерские ребята, сделавшие этот фильм, сумели с трех нот завоевать черствые сердца четверых японских полицейских, находившихся при исполнении служебных обязанностей рядом с опасным русским, к которому они только что боялись поодиночке войти в номер. Минут через десять для нас перестали существовать и мистер Като с его страстной подружкой, и город Токио, и обстоятельства, в которых мы попали на эту кровать – клянусь, что мы просмотрели этот фильм по крайней мере на две трети. Но всё хорошее когда-нибудь кончается. Позвонило начальство и поинтересовалось, какого собственно чёрта четверо полицейских делают битый час в номере этого русского. Нам велели возвращаться в центральный участок. Полицейские подскочили, я вырубил фильм «на самом интересном месте», но его магия продолжала действовать: старшой неожиданно пожал мне руку, улыбнулся и застенчиво протянул флэшку. Каюсь, в эту чудную с ударением на втором слоге ночь мы с ним наконец стали настоящими преступниками – я скопировал ему этот фильм. В своё оправдание могу сказать только то, что у меня была качественная лицензионная копия. Приношу авторам фильма свои искренние извинения и прошу считать свой фильм безвозмездным даром в развитие нелегких российско-японских отношений. Дальше со мной было еще много интересного в эту ночь, но история и так получилась длинной. Скажу коротко, что всё кончилось хорошо. И я действительно не воровал этот велосипед!!! Закончу лучше тем, ради чего я рассказал эту историю – своими аплодисментами создателям этого фильма…


Стихи

Хороший я! хороший я! Меня все носят на руках! Но недостаток есть один: Я матерюсь в стихах. К стихам я рифмы подбирал, Без мата - ни одной. Наверно в детстве мат не знал; Поэтому такой. Решил - не буду больше так И всё начну с нуля. Сжимаю волю я в кулак... Но не выходит, бля! 04.12.2014.genar-58.